Официальный сайт Ксении Собчак Письмо одного. Пионерские чтения
Всем привет! Я - Ксения Собчак. Это мой официальный сайт. Видео подтверждение смотрим здесь.

3.08.2017
12.07.2016
9.06.2016
18.08.2015
20.02.2015
22.09.2014
16.05.2014

5.04.2011

Письмо одного. Пионерские чтения

Сразу оговорюсь — я не поклонница Михаила Ходорковского, и этого человека наверняка есть за что сажать в тюрьму, как и многих прекрасно разгуливающих на свободе олигархов. Другое дело, что его судебный процесс носит явно политический характер, но исключительно из-за того, что Михаил Борисович сам нарушил негласный договор с властью. Когда в одних руках купленные депутаты и деньги, а в других административный ресурс — тут уже игры из серии «да победит сильнейший». Как в песне ABBA «Thewinnertakesitall» — поэтому проигравший сомнительную борьбу за власть Ходорковский сейчас в тюрьме, пусть и по совсем другим обвинениям.

Этот абзац написан исключительно для разъяснения гражданской позиции, дабы меня не обвинили в модном ныне отыгрыше на теме. Разговор о другом. Разговор о человеческом неумении извлекать уроки из ошибок прошлого.

Оскар Уайльд писал: «Никто из нас не богат настолько, чтобы исправить свое прошлое». Что толкнуло пятьдесят пять разных людей поставить большой жирный крест на своей репутации в стране, где любая коллективная писюлька власти — уже позор? Нет, конечно, те из них, что посноровистее, быстро вам подтвердят, что письмо это вообще о реформе судов РФ, написано, чтобы, так сказать, подтолкнуть реформу и вывести дискуссию в конструктивное русло. Но такие рассуждения подобны размышлениям проститутки в отделении милиции на тему, что тысяча долларов от мужчины — это за коктейли и на такси, а сам глубокий минет был абсолютно бесплатным. В нашей стране написание коллективных «открытых обращений» — это тема абсолютно табуированная. За годы обращений советской творческой интеллигенции к властям этот жанр стал синонимом позора лизоблюдства и трусости. И не понимать этого после письма Семичастного по Пастернаку, не понимать этого после булгаковских романов невозможно. Зачем эти люди, зная позорную историю первых пятидесяти подписантов, сделали это? Что они почувствовали, давая свое согласие на этот групповой поступок? Нет, я, конечно, верю, что дрессировщики, тренер по гимнастике, телеведущая, художник и певица с еще несколькими десятками лиц с утра до вечера только и думают над проблемой судопроизводства. Кто из цирка а кто из Останкино, едут они все вечером, собираются за круглым столом под лампой с абажуром и думают с озабоченными лицами, как бы донести необходимость реформирования судебной системы. Попьют чаю, помолчат. Как избежать давления отдельных институтов и лиц на суды? Метро уже закрыто, родные волнуются, тигры не кормлены, а они все сидят, думу думают, как к проблеме судебной реформы внимание привлечь. И тут вдруг, глядь, откуда ни возьмись Денис Дворников на крыльце появляется — молодой, румяный, глаза горят. А давайте, ребята, говорит, письмо на деревню дедушке отправим в защиту судебной системы! Тут народ, конечно, разгорячился — все-таки не один месяц сердце за суды болело, и накатали, значит, они витиеватое обращение. Исключительно примера ради, а не со злым умыслом в первом же абзаце помянули Ходорковского с Лебедевым, подписали и уже со спокойной душой по домам разошлись.

Есть, правда, версия более правдоподобная — письмо это для одного главного читателя, который, как и все начальники, документы, особенно такого рода, все больше просматривает, а не читает, поэтому важно, чтобы в письме мелькнула знаковая фамилия, а далее все, как нас в МГИМО учили, «дипломатическая вода».

Самое большое заблуждение думать, что все эти люди совершили это от безвыходности или за какие-то несметные государственные блага. Кто-нибудь из этих чудо-подписантов потом вам обязательно многозначительно шепнет: «Надавили. Заставили». Все это ложь. Мы живем в удивительное время, когда при мнимом отсутствии свободы слова на самом деле люди не молчат и уже давно перестали бояться сказать. Поэтому заместитель Данилкина делает сенсационное заявление, поэтому уже спустя несколько дней появились те, кто отказался подписывать злосчастное письмо, — директор московского бюро по правам человека Александр Брод и председатель «Деловой России» Борис Титов. Эти люди подробно рассказывают о механизме звонков из администрации президента. Они ответили «нет». И что? Где давление? Где шантаж? Страшен не поступок, страшен бессмысленный поступок — твоих родных не сошлют в лагеря, ты даже не потеряешь работу, максимум тебя не продвинут по службе или не дадут спеть в Кремле. Но ты все равно говоришь «да». И именно это страшно. Сломать действительно можно любого, но раньше люди готовы были страдать за принципы, а сейчас на это идут весело, вприпрыжку и за какие-то сущие гроши. Лучший корм для тигров. Новое политическое ток-шоу. Выставка модного художника в ЦДХ. Я не удивлюсь, если те из списка, чьих фамилий мы не знаем вообще, подписывали за модную майку с символикой «Единой России».

А вот человека, который придумал всю эту затею с письмом возмущенных граждан, можно по-настоящему уважать за красоту замысла. Как в хорошем кукольном театре всегда изумляет искусный кукловод, так и здесь расчет мудр и прост: один раз замаравшись, все эти люди автоматически становятся «послами доброй воли», и далее тема, как говорится, уже живет сама. Чтобы защититься и спасти свою шкуру, эти люди уже сами и абсолютно бескорыстно, кто в Твиттере, кто на встрече с журналистами, будут защищать свою «гражданскую позицию» по поводу Ходорковского. И риски все продуманы — если кто потом и откажется от подписи, невелика потеря, уровень дискуссии и так заземлен и занижен настолько, что даже отказ от подписи Волочковой или Буйнова выглядит не менее комично, чем подписание.

Радует только одно — среди подписантов нет почти ни одного по-настоящему уважаемого человека, и по сравнению с внушительным списком пятилетней давности это победа. Лучшие из худших — уже огромная победа над классическим для России раболепием по отношению к власть имущим.

Когда-нибудь мы совсем перестанем всей страной говорить «да». Когда-нибудь каждый будет помнить про «Пастернака я не читал, но осуждаю». Когда-нибудь. Ну а пока нам остается следить за судьбой этих прекрасных людей. Помнится, после первого письма Калягин получил сто миллионов на реконструкцию театра. Может, скоро появится новый цирк?

Это как бы такой писк откуда-то снизу: дескать, если что, товарищ начальник, то я здесь, под боком, не подведу. Заметьте меня! Жутко все это. И унизительно. «Эй, дяди, возьмите меня в банду — смотрите, я и ножиком бабушку пырнуть могу, если что». Надо сказать, что таких не уважают ни бандиты, ни честные граждане. И в этом смысле любитель хороших книг и творчества Хуана Миро, который стоит за скромным псевдонимом «Денис Дворников», таких людей не уважает тоже.

P.S. Дорогая Тина Канделаки, не обижайся на меня, пожалуйста, но мне было очень грустно увидеть твою подпись. Оно того не стоит. Правда.