Официальный сайт Ксении Собчак Собчак подарила Милонову «Голубую книгу»
Всем привет! Я - Ксения Собчак. Это мой официальный сайт. Видео подтверждение смотрим здесь.
26.09.2013

Собчак подарила Милонову «Голубую книгу»

Известный петербургский парламентарий Виталий Милонов был жестко проинтервьюирован Ксенией Собчак в ее авторской программе на телеканале «Дождь». В результате получасового разговора выяснилось, что он последователен в своей позиции о запрете иностранного усыновления — политик впервые публично признался, что у него есть приемный ребенок. Во всем остальном он также остался на своих известных позициях. Даже вопросы о Галине Старовойтовой и почитаемых ей либеральных ценностях не сбили его с пути.

Диалог Ксении Собчак и Виталия Милонова вышел коротким, но всеобъемлющим. Ведущая как могла применяла весь арсенал известных ей средств и уловок, чтобы вытащить из Милонова хотя бы немного «человечинки». Депутат остался в рамках своего амплуа. Пару раз казалось, что он вот-вот продавится и скажет прямым текстом, что он на самом деле думает, однако откровений и каминг-аутов (не в современном, а в традиционном значении этого английского слова) не произошло. Единственное, что стало неопровержимым аргументом против всех несогласных с его линией, — история с ребенком.

Обсуждая вопрос запрета на усыновление российских детей иностранцами, Милонов повторил уже практически политическую аксиому – «дети должны быть гражданами России».

- А у вас есть усыновленные дети? – традиционно же парировала Собчак, что обычно воспринимается как вызов, мол, говорить — не делать.

- У меня есть усыновленный ребенок. И он нездоров, – отрезал Милонов без вызова, пафоса или упрека в адрес спросившей.

После такого заявления Ксения Анатольевна как-то стухла на мгновение. Однако быстро нашлась и оседлала конька:

- Чем город запомнит Виталия Милонова?

- Пусть кто-нибудь вспоминает меня в молитвах. Хотя бы мои дети, – ушел на привычное ему поле Милонов.

Однако долго в окружении церковных истин и догм ему почивать не дали. Ведущая как могла крутила один вопрос, сначала выпытывая просто про мечту, потом про политическую мечту, потом хотя бы краткую выжимку мечты. Получилось одно по одному: «чаю воскрешения мертвых и жизни будущего века. Аминь».

Не сработал даже Мартин Лютер Кинг. Знаменитое «I have a dream…» подверглось критике. «В речи Мартина Лютера Кинга ни одного содержательного момента нет», – заключил Милонов. Так что мечту Собчак поручила собеседнику подготовить к следующей встрече.

Прошлись в беседе галопом по другим важным темам:

- Мы готовы принимать авторитет суда, если мы согласны с решением (речь шла и о деле Навального с неожиданно сменившейся позицией судьи Блинова по мере пресечения, и о деле честной учительницы Татьяны Ивановой).

- Нужно меньше сажать, нужно наказывать, но пополнять 100-тысячную армию (сидящих. — Прим. ред.) нельзя.

- Мне плевать на мнение гомосексуалистов, мои избиратели — нормальные люди… Для меня геи — носители порока (водораздел нормальности Милонов обозначил по духовным отклонениям, которыми, по его мнению, страдают обсуждаемые группы членов общества).

- Толоконникова совершила негодный поступок… Верить ей (относительно невыносимых условий содержания и труда. — Прим. ред.) нет ни малейшего основания.

- Аборт нужно назвать убийством (впрочем, на запрете прерывания беременности он не стал настаивать).

Буквально на днях Ксения Собчак вместе с журналистом Дмитрием Губиным провела мастер-класс по тому, как правильно строить ток-шоу и как вывести собеседника на откровенность. Они и Милонова тогда тоже обсудили. В итоге студентам, присутствовавшим тогда в «Эрарте», стоит внимательно посмотреть интервью — в нем все, как по предложенному сценарию. Практически как по учебнику.

Отвлекающим вопросом для «затравки» стал новый iPhone. Он Милонову не нравится. Хотеть его — предел мечтаний либералов, выходящих на площади на маршах несогласных. А лично его новинка не устраивает своей прогрессивной функцией распознавания владельца по отпечаткам. Мол, не смогут удержаться спецслужбы США от соблазна, да соберут данные отпечатков миллионов жертв моды. И бог бы с ними, но нет у парламентария доверия к тем спецслужбам, где кадровые офицеры торгуют информацией для WikiLeaks, да еще потом и пол меняют. Такая неблагонадежность вызывает у него конкретную ассоциацию — одно слово, не принятое к публичному произношению. Им, по словам Милонова, называют тех, кто продает секреты родины, тех, кто не согласен со своим гендером, и судей, которые неправильно наказали футболиста.

Еще один прием, о котором говорила на мастер-классе Ксения Собчак конкретно относительно Виталия Милонова, – вывести его на противоречие. Много лет назад в свою бытность начинающим политиком Милонов был близок с Галиной Старовойтовой. Последняя была оплотом либеральных ценностей и борцом за демократические преобразования. Тогда ее молодой последователь был с ней солидарен. Нынешняя же его политика едва ли не идет вразрез с тем, что ставила превыше всего Старовойтова.

Не получилось. Выяснилось, что Милонов и сейчас считает ее образцом, что в ней «не было элемента неудовлетворенного чувака из кухни, которого подпустили к каким-то процессам». Однако либеральность тех или иных взглядов два десятилетия назад Виталий Милонов назвал «условной». Галину Васильевну он поминает в утренних и вечерних молитвах вместе с другим депутатом — христиан-демократом Виталием Савицким, погибшим в автокатастрофе в 1995 году. Собчака вспоминает, но редко — не стал заигрывать парламентарий с дочерью экс-градоначальника Петербурга.

От политической жизни Галины Старовойтовой, чья фигура могла бы стать ключом к его мировоззрению, Милонов переключился опять же на комфортную волну. Другой жизнью Галины Васильевны, о которой, по словам Милонова, не принято говорить, оказалось то, что она стала православным человеком. И именно это для него является самым важным.

- Она встретила смерть как христианка, – ошарашил Милонов.

- …пуля в подъезде? – только и смогла ответить Собчак. Дальнейшие объяснения она уже, кажется, не слушала.

Последним проверенным способом пробить броню оппонента, существующего строго в рамках одного образа, в соответствии с каноном по Собчак-Губину, может стать книга. В случае с Макфолом сработало. Он повелся на Пайпса и «Россию при старом режиме», обнаружив солидарность с автором.

Делать из подарка кота в мешке Ксения Собчак не стала. Предложила Милонову развернуть красную упаковку и посмотреть «негреховное, замечательное» издание. Милонов принял его с благодарностью и сказал, что не читал. Жаль.

Никаких намеков на «излюбленную» тему Милонова — «Голубая книга» Михаила Зощенко. Вещь, которую сам автор считал едва ли своим главным сочинением. Написана про Россию, политику, традиции, то, что надо менять страну, потому как даже революции ее не переделали. Кто читал, тот поймет.

Ксения Потеева,
«Фонтанка.ру»
© Фонтанка.Ру