Официальный сайт Ксении Собчак Заточение в форму
Всем привет! Я - Ксения Собчак. Это мой официальный сайт. Видео подтверждение смотрим здесь.

3.08.2017
12.07.2016
9.06.2016
18.08.2015
20.02.2015
22.09.2014
16.05.2014

26.02.2014

Заточение в форму

Телеведущая Ксения Собчак пишет о виде спорта, который вряд ли войдет в олимпийскую программу. Да и спортом в чистом виде не является. Потому что речь идет о йоге. Для нашего колумниста это больше, чем спорт. И даже больше, чем Олимпиада. Только с самой жизнью сравнить можно.

Когда в Фейсбуке или в интервью мне задают все вот эти вопросы про «главных учителей жизни» или про «наиболее повлиявшие книги», сразу думаешь о том, что нужно назвать что-то такое значительное, большое: не может же на тебя, такого масштабного, могучего человека, без ложной скромности «человечища», повлиять что-то незначительное, маленькое, правда? Учителя — так гении или в крайнем случае родители (объяснимо и все поймут, а в моем случае так и неприлично по-другому ответить), книги — ну, тут меньше Достоевского с Пушкиным никто и не рассматривается в принципе. Не ответишь же, что на тебя букварь влияние оказал. Или журнал «Плейбой», найденный под родительским матрацем.

Но наедине с собой, чувствуя неловкость за то, что пришлось впутать Александра Сергеевича и Федора Михайловича в свои личные проблемы, я понимаю, что главные учителя, конечно, самые неожиданные люди, события и ситуации в нашей жизни: мимолетная картинка, прохожий и даже твой обидчик или тот, кто поступил с тобой, по твоему мнению, несправедливо, может стать твоим главным учителем, а вовсе не тот, на кого такие надежды возлагались.

Наверное, как любому человеку, мне, когда я задумываюсь о событиях собственной жизни и пытаюсь их как-то систематизировать, свойственно что-то упускать или искажать, но, думая о своем прошлом и своей внутренней кропотливой работе над собой, я точно знаю, что йога изменила мою жизнь. Йога вошла в мою жизнь случайным прохожим — и осталась навсегда. Первые года два я ходила исключительно из-за эффекта освобожденной от тяжести спины и растянутых конечностей. И только потом стала понимать, почему православные священники выступают против йоги (правильно, кстати, исходя из своей системы ценностей делают): йога заманивает невероятным физическим эффектом легкости, освобожденности и покоя, а потом открывает тебе главное — свой взгляд на мир, на бытие, на природу человека. Удивительно, но самые глубокие познания о себе самой и о вопросах бытия были по-на­стоящему поняты мною именно через йогу, а не из книг, хотя философией я увлекалась со школы. Благодаря йоге мне были явлены банальные, но такие сложные — не для произнесения вслух, а для «чувствования» — вещи.

Самое главное, пожалуй, — осознание того, что по-настоящему счастье тебе приносит не постоянная рябь мыслей, наполняющих твое сознание, твои вечные «хочу», «нужно», «можно», а именно выключение этой машинки. Твои амбиции, желания, постоянное обдумывание проблем, кажущихся тебе предельно важными, создают вечный круг несчас­тья: эти мысли наращивают внутреннее беспокойство, потом лопаются, как мыльный пузырь, в твоей голове, но на их месте мгновенно возникают новые заботы и хлопоты — и за этим бесконечным и бессмысленным процессом проходит жизнь, и ужас нелепости всего этого раскрывается только перед смертью, да и то не всегда. Умение заглушить собственный вечно работающий жадный двигатель желаний — этому учит меня йога. И в редкие моменты глубокой медитации к тебе, как подарок, приходит простое и ясное понимание того, что человек ищет простой гармонии с миром, единения с собой и желания любви. Такие простые слова — и так мало они весят без внутренней проработки.

Второе важное открытие: как же сопротивляется наш разум, когда мы хотим пройти вглубь себя самих, как изо всех сил старается он нас остановить! Как только ты идешь глубоко в ту или иную асану — вдруг с удивлением начинаешь замечать, с каким постоянством твой мозг старается любым способом не пустить тебя глубже, не дать тебе пересилить страдание от растянутых мышц. Сразу и коврик неудобный, и цепочка на шее мешает, и почесаться срочно нужно. Через несколько лет занятий ты вдруг явственно видишь, что это и есть главный твой враг — мозг, борющийся за то, чтобы вырвать тебя из глубокого состояния, в которое ты можешь войти, только преодолев раздирающую тело боль, через состояние, когда ты больше не можешь терпеть эту боль, и сознание изо всех сил вырывает тебя из твоей асаны. И если ты выдерживаешь эту борьбу — что получается далеко не всегда, — ты вдруг перестаешь чувствовать боль, тело смиряется, сознание тоже, и ты попадаешь в минуты блаженства полного принятия. И вдруг понимаешь, что только принятие абсолютно всего и есть главное оружие, главная сила этого мира. В этом состоянии принятия ничто не может тебя сокрушить или разрушить. В этом состоянии принятия разрушение в принципе невозможно, потому как нечего разрушать. Есть только твой дух. Он бессмертен, и в эти редкие секунды ему совершенно все равно, где быть и в какой форме: он вечен и спокоен и не соединен с твоей личностью, которая в отличие от него, конечно, смертна и, до ужаса боясь умереть, заставляет твой дух через сцепку разума думать, что он и личность — единое целое. А это совсем не так. Не так не потому, что об этом написаны сотни священных книг, а потому, что ты можешь физически это ощутить, просто выполняя последовательность сложных и странных со стороны телодвижений.

Третье открытие: твоя человеческая сущность везде проявляется одинаково. И ты так же будешь выполнять «собаку головой вверх» или позу верблюда, как и жить, работать или любить ближних. И вопрос не в красоте или профессиональности исполнения, а в характере. Все твои качества проявляются здесь, на маленьком коврике, так явственно, и ты, становясь наблюдателем себя самого, получаешь невероятный урок. Те же отговорки, те же страхи, те же амбиции — все будет видно на коврике в каждом движении. Не говоря о том, что в книгах о практике йоги с удивительной точностью описано, какие асаны отвечают за какие аспекты жизни: человеку, который боится будущего, будут тяжело даваться прогибы назад, человек, не умеющий отпустить прошлое, будет не любить наклоны вперед, а есть еще и исследования по поводу целых народов. И я лично имела возможность убедиться в том, что они правдивы, занимаясь с Дэвидом, основателем школы джавамукти в Нью-Йорке. Удивительно, но даже начинающая группа в Америке почти сразу делает стойку на голове (ширшасану), а в России я занимаюсь в очень продвинутом классе, и именно эта асана дается мало кому. Считается, что перевернутые позы, с точкой опоры на голову, отвечают за связь человека (или в данном случае народа) с божественным.

И, наверное, самое главное: именно благодаря йоге я стала понимать, что такое ад. Ад — это заточение в форму. Все божественное не имеет формы, находится на духовном уровне, в чувственном восприятии. Стареющее тело человека, обреченное на смерть, — наш персональный ад. Желание любому явлению сразу дать обозначение — это тоже наш разум, воспроизводящий ад. Это хорошо, а это плохо — мы сразу с ходу даем всему оценки, и именно это свойство нашего сознания обрекает нас на вечные мучения: мы вначале решили, что есть хорошая погода и плохая, а потом начали страдать из-за плохой, вместо того чтобы принимать абсолютно все как есть в этом мире — и добро, и зло, и дождь, и солнце, и то, что доставляет удовольствие, и то, что доставляет боль. Если бы только человек научился безоценочному мышлению, ад сразу бы перестал существовать, так как страдать было бы больше не из-за чего, проживая и принимая каждый момент жизни.

Я думаю, йога — всего лишь один из путей постижения не на словах, а через ощущения тела всех этих вещей. Путей этих много, и, кстати, большой спорт, я думаю, один из них. Я не знаю, что чувствовал Сенна, разгоняя свой болид, но почему-то мне хочется думать, что он поймал ощущение полного покоя за рябью страха и страдания. Я не знаю, что чувствуют наши лыжницы, ставя рекорды, но думаю, что за мучительной рябью в глазах и невыразимой усталостью человеческого тела, работающего на грани человеческих возможностей, тоже есть точка абсолютной тишины и взгляда только внутрь себя. В конце концов, медали, стадионы, чиновники и сама Олимпиада — это все форма, тренажер-симулятор для нашего сознания, а все самое интересное происходит, только когда мы находим силы посмотреть вовнутрь самих себя.

А я ведь и не думала, когда садилась писать этот текст, подвести не заснувшего еще читателя к мысли о том, что Олимпиада — это ад. Просто как-то само получилось.

Колонка Ксении Собчак «Заточение в форму» опубликована в журнале «Русский пионер» №43.
Новый номер уже в продаже.