Официальный сайт Ксении Собчак Воцирковление по-пионерски
Всем привет! Я - Ксения Собчак. Это мой официальный сайт. Видео подтверждение смотрим здесь.
8.10.2013

Воцирковление по-пионерски

7-го октября в «Уголке дедушки Дурова» прошли очередные Пионерские чтения. Весь вечер на арене: ведущая чтений Ксения Собчак, худрук цирка Юрий Дуров, главред «Русского пионера» Андрей Колесников и постоянные колумнисты журнала: Андрей Бильжо, Диана Арбенина, Виктор Ерофеев, Екатерина Истомина, Андрей Орлов (Орлуша) и дрессированный пёс Ник.
В этот, без сомнения, исключительный вечер на арене цирка имени Дурова людей было больше, чем зверей. А точнее, 8 человек  против одной собаки ( а на самом деле «за»). А в зрительном зале  политик и общественный деятель Людмила Нарусова, директор Российского еврейского конгресса Бенни Брискин, детский поэт Григорий Остер, телеведущие Дарья Субботина и Татьяна Геворкян, гендиректор Breitling Арсен Балаян, вице-президент банка «Держава» Сергей Сошников, гендиректор «Коммерсант FM» Мария Комарова, генеральный управляющий «Алеа Групп» Никита Евстафьев с женой Еленой Крымовой («Альфа-банк»), вице-президент «ВымпелКом» Александр Поповский и многие другие друзья журнала.

Запах  стоял «несветский», как его сразу обозначила ведущая чтений и постоянная колумнистка «РП» Ксения Собчак. Запах этот – «запах слона» по выражению моей интеллигентной соседки – вызывал, несмотря на своё происхождение, какие-то чудесные ассоциации. Вот-вот, казалось, заиграет туш, и начнут вышагивать кони в ярко-красных киверах, дрессированные тигры, медведи на велосипеде, а за ними кот задом наперед, – и восторг, ужас, трепет, дрожь – всё, что свойственно цирку… Выход на арену Ксении Собчак в чулках в розовую и чёрную полоску вызвал схожие ощущения и не меньше оваций, чем вышеупомянутая звериная кавалькада.
Выступления колумнистов предварило выступление «учёной» собаки по имени Ник (кажется, ирландский сеттер). Это был знаменитый номер «Собака-математик»  Считал пёс и правда отменно. Из зала летели примеры на сложение и вычитание – ответы в виде лая удивительным образом были точны. Кто-то предложил спросить у Ника, сколько лет главному вчерашнему имениннику, но дрессировщица на всякий случай ограничилась вопросом, сколько ушей и лап у отвечающего. 2 и 4 «гавка» соответственно (это  все-таки быстрее, чем гавкать 61 раз). Но каверзные вопросы продолжались: «А хвостов?». Явно разнервничавшийся пёс пролаял три раза и сиганул в кулису.
Новый «Русский пионер» на тему «цирк», казалось бы, будет о цирке в переносном смысле – но нет: журнал получился про цирк настоящий. Первым по приглашению Ксении Собчак на сцену вышел худрук цирка и представитель великой династии Юрий Дуров, написавший в журнал колонку про дело своей жизни. Счет на арене продолжался: династии Дуровых в этом году исполнилось 150 лет, а Юрий Юрьевич, оказывается, дважды пионер СССР. Как настоящий цирковой ребенок, он постоянно колесил по стране и менял школы. В Ташкенте его приняли в пионеры, чем он очень гордился. А в следующем городе, в котором он оказался, попросили на месяц галстучек снять. (Ребята, которых пока еще не опионерили, мол, завидовали. ). Ну а потом, после окончания означенного срока, приняли во второй раз, со всеми вместе. Затем Юрий Юрьевич поклялся “перед лицом своих товарищей”, что не пропустит ни одного выпуска журнала “Русский пионер” и извинился, что “сегодня без слонов – у них выходной”.
Следующим на арену вышел Андрей Бильжо, и сообщил, что когда писал свою колонку, не знал, что чтения пройдут в “уголке Дурова” – но именно эту цирковую площадку в тексте упомянул. “Интуиция”, – резюмировал он – “это то, что человеку с психиатрическим образованием не пропить”. Затем, визуализируя тот факт, что с детства корчил рожи и мечтал быть клоуном, уважаемый врач и карикатурист исполнил “С чего начинается Родина” акапелло с подтанцовкой из собственных бровей. Удивительно точно. Брови в ноты!
Вслед за Андреем Георгиевичем выступала Диана Арбенина. Музыкант, поэт и новоиспеченная колумнистка журнала в чём-то даже превзошла своё первое выступление на Пионерских чтениях в сентябре. И опять промелькнула мысль: да это же как минимум реинкарнация Маяковского! Искренность, ритм, напор, мелодика, честность – и снова несмолкающие аплодисменты. Через паузу – это всегда, когда на сцене (или арене) происходит нечто. Пауза эта очень характерна – сначала переживание, потом оценка – она нужна для возвращения в действительность после “зависания” под самым куполом.
“После такой колонки выйти на сцену – буквально самоубийство”, – объявила присутствующим Ксения Собчак: “Поэтому я, как порядочный человек, вынуждена читать сама – чтобы никого из выступающих не подставить”.
Ксения написала в “Русский пионер” N 40 про цирк своей жизни. Про то, как стала настоящим канатоходцем, преодолев страхи и боль, ощутив счастье и победу. И о гражданских правах, конечно, – про политцирк. И о возможности триумфального последнего шага на устойчивую поверхность, в которую она верит.
Ксению сменил писатель Виктор Ерофеев, в ярко-красном свитере, бледно-зеленых джинсах и синем шарфе под стать атмосфере. Колонка – про встречу молодого литератора Ерофеева с президентом Рейганом, генсеком Горбачевым и другими историческими деятелями предперестроечной эпохи. Встречу, которую Виктор Владимирович назвал “чемпионом цирка”. И правда.
Затем главред “РП” Андрей Колесников пригласил на арену Екатерину Истомину – бессменную колумнистку «РП» и обозревателя «Ъ». Оказывается, это не только первые её чтения, но и первый визит в цирк – в детстве никогда не была. И сразу соло на арене! Истомина не раз упоминала в заметках о своём балетном прошлом, и в свежий номер написала колонку о танцевальном фуроре в “криминальной точке” города Волгодонска. “Словом, московская балерина была для ростовских бандитов удивительным цирковым существом, лошадиной мордашкой в ослепительных перьях”.
Под занавес, как заправский рокер легко перемахнув через ряд, на арене появился поэт Андрей Орлов (Орлуша). С антиклоунским стихотворением. «Это всё неправда и неискренне, – означил поэт своё сочинение:  А то вдруг в зале сидят клоуны без грима и потом мне отомстят». Поэтический хоррор, полный хичкоковской эксцентрики и фирменного Орлушиного юмора. «Кто в цирке был – тот в цирке не смеется».
А рядом, на тихом московском бульваре,
Глядели, смеясь, церетелевы твари,
И дети к ним на руки шли без опаски,
И ели их клоунов медные глазки,
Колючие глазки, недобрые — зырк!
Такой вот стишок получился про цирк…
Я в цирк теперь долго не буду ходить
И клоунов, кстати, не стану сердить.

Источник